post-34580-1264341437,0927

Мясной Бор – мистика мест Второй мировой войны

Одно только название этого места вызывает мурашки по всему телу, здесь во время Второй мировой войны погибло 220 тысяч человек, и это только официальные цифры. При этом удалось найти останки только 43-х тысяч солдат, остальные так и остались лежать в болотах.

Во многих местах, где проходили кровавые бои, даже спустя десятилетия после войны, остается сильнейшая негативная энергия. Одно из таких мест расположено в Новгородской области. Люди, которые здесь побывали, говорят, что такой страх их нигде больше не окутывал. Это место находится в нескольких километрах от одноименной деревни, которая появилась еще во времена Петра I. Царь лично отдал приказ построить здесь скотобойню. В те годы кости животных не умели утилизировать и их просто закапывали недалеко от деревни в болотистой почве.

В 1942 году в окрестностях Мясного Бора Красная армия пытались прорвать блокаду Ленинграда. На штурм врага было брошено порядка 350-400 тысяч солдат. Снабжение было плохим, боеприпасов не было, одному солдату полагалось пару десятков патронов. Весной снег тут растаял, и местность превратилась в непроходимое болото. Раз за разом советские солдаты атаковали немецкие позиции, но безуспешно, они только подставлялись под вражеский огонь и падали мертвыми в болотную воду. На небольшом участке земли всего в несколько гектаров полегло, как минимум 200 тысяч бойцов.  Поэтому неудивительно, что в этом месте даже не поют птицы. Тишина Мясного бора пугает до самых костей.

img_65915_13548

Еще в начале восьмидесятых годов, по словам очевидцев, под каждым кустом тут лежали грудами кости. Костей было так много, что земля не могла их скрыть и их было видно. С тех пор поисковики собрали все останки с поверхности и перезахоронили, но сколько их осталось под землей – никому неизвестно. Люди, которые работают здесь, верят в призраков солдат, которые бродят тут и для которых война все еще продолжается. Они будто застряли во времени и все еще сражаются. Вероятнее всего, эти души не осознают того, что они умерли.

Поисковики говорят, что атмосфера давит на психику настолько сильно, что они физически ощущают тяжесть. Многим поисковикам приходилось сталкиваться с паранормальными явлениями. Одни ощущают, будто за ними наблюдают тысячи глаз, другие слышат крики солдат. Чаще такие рассказы можно услышать от черных копателей. Это люди, которых интересуют не кости, а оружие, каски, пистолеты, гранаты, награды и другие артефакты, которые продаются сейчас на аукционах за огромные деньги. Между тем, многие черные копатели отказываются сюда ездить. Сюда отправляются копать лишь самые отбитые.

Поисковик Сергей Солодянко к мистике относится скептично, сам он за многие годы работ тут никогда не видел призраков. Однако странные вещи замечал.

«Однажды мой отряд попал на одну поляну, где во время сражений располагался советский полевой госпиталь. Когда на эту поляну прорвались немцы, они добили всех раненых и скинули их тела в одну яму. Трупы скидывали в яму вместе с подушками и одеялами. Когда мы раскопали яму, то не поверили своим глазами — тела солдат превратились в прах, но подушки были целыми. Вытаскивая на поверхность все, что было в яме, из одной подушки потекла свежая красная кровь.

post-34580-1264341437,0927

Другая странность произошла, когда мы нашли кости советского офицера, на которых сохранились его сапоги. А в сапогах были куски картона, которые подкладывали вместо стелек. Я сохранил эти кусочки картона и аккуратно положил в пакет. Эти кусочки картона, которые почти превратились в грязь, не представляли никакой ценности, и я просто выкинул их в мусор. А через некоторое время я вдруг услышал шепот: «Я здесь.. я здесь» и шел этот шепот со стороны мусорного ведра.

 

Читайте также:

 

Я вытащил картонки из корзины, еще раз рассмотрел, на вид просто грязный картон и все. Снова выбросил эти стельки в мусорку. Через несколько минут шепот со стороны мусорного ведра повторился. У меня от этого волосы дыбом встали. Я вытащил те картонки и снова начал изучать их, как вдруг, я обнаружил там кусочек бумаги, на которой что-то было написано, разобрать что именно, было невозможно. Между тем, я кусок это бумаги взял, чтобы передать в лабораторию для изучения, после этого странный шепот не повторился. Вот только что именно было написано на той бумажке, прочитать так и не удалось.»