20140152c9c0mmm

Фотография ведьмы. Энергия, которую не видит объектив

Большинство из нас считают, что фотография – это всего лишь набор нолей и единиц в цифровом формате или бумага с изображением чего-нибудь. А на самом деле фотопортрет — это запечатленная энергетика и информация о человеке.

Случается так, что один-единственный снимок, попав в руки не тому человеку, может полностью испортить жизнь.

Ведьмы и черные маги знают, что нельзя показывать кому попало фотографии, и делают все возможное, чтобы их лицо, а особенно глаза не попали в объектив камеры незнакомца.

Как я ведьму фотографировал. Рассказывает очевидец Валентин

Этот таинственный случай произошел со мной в июле 2001 года на живописном берегу Крыма. Тогда я был начинающим фотографом, нет, скорее любителем, хотя многие знакомые уже тогда говорили мне, что мои работы – шедевры. Отправившись в отпуск на Черное море, я, конечно, прихватил свой пленочный ZENIT 122. Да, в те времена цифровые фотоаппараты только появлялись, стоили дорого, а качество снимков, которые они выдавали, было далеко от совершенства. Впрочем, я и сегодня иногда пользуюсь пленочным фотоаппаратом, есть в пленке, особенно черно-белой, что-то лампово-мистическое.

Отдыхая на берегу моря с фотоаппаратом в руке, я одновременно наслаждался красотой природы и щелкал красивые кадры. Вдруг в поле моего зрения попала молодая особа – девушка лет 20-22: симпатичная, интересная, с рыжими волосами и веселыми веснушками. На первый взгляд – обыкновенная, таких миллионы, но что-то в ней было такое, что хотелось ее сфотографировать, бывалые фотографы поймут меня. Я постарался спрятать всю свою застенчивость, куда подальше, и подошел к ней.

Лиля оказалась веселой и разговорчивой, она с удовольствием согласилась на фотосессию. «Тут не очень красиво, и людей много. В 20 минутах ходьбы отсюда есть отличное местечко без единой живой души» — сказала она мне. Я, как одурманенный, пошел за ней.

Читайте также:

 

Пока мы шли вдоль берега, я узнал, что Лиля живет в Крыму, в небольшой деревне поблизости, и часто приходит к морю. Еще она рассказала, что живет с бабушкой, а ее бабушка — потомственная ведьма, и сама она тоже ведьма.

— А где твои родители? – Спросил я.

— Отец ушел от нас, когда мне было пять лет. Потом мама начала пить, и бабушка прокляла ее. В итоге мать утонула в море.

— А что, мама не была ведьмой?

— Сила передается через одно поколение. Ты разве не знаешь? Моя бабушка — ведьма, и я ведьма. А моя мама и прабабушка не были ведьмами. А вот прапрабабушка была ведьмой. Понимаешь?

— И что вы умеете? – Спросил я.

— Многое…

Конечно, я не поверил ни единому слову. Любит девушка пошутить, пусть шутит себе!

«Вот мы и пришли. Правда, здесь красиво? Ты главное не стесняйся, я – ведьма и люблю, чтобы все было естественно» — сказала Лиля. «Естественно» означало, что она хочет фотографироваться без одежды, совсем без одежды. Пока она раздевалась, мне казалось, что сейчас потеряю сознание от смущения, но деваться было некуда. Я постарался взять себя в руки, что было непросто, и принялся за работу. Всего я сделал пять кадров. С пленочным фотоаппаратом много не нащелкаешь.

После проявки пленки все пять кадров с Лилей оказались бракованные. Такое создалось ощущение, что во время съемки она сильно трясла головой, и лицо получилось размытым. Видно все, но только не лицо. Это можно было бы списать на техническую неполадку несовершенной советской техники, но остальные 30 кадров, на которых тоже были люди, удались. Объяснение только одно – она ведьма, и по каким-то мистическим причинам пленка «не взяла» ее лицо.
20140152c9c0b5789da 20140152c9c0b4b5a76